?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry

Мой П Р И Ш Е Л Е Ц

Он был похож на огромную мохнатую гусеницу, такую же, как та, что завелась на моей глоксинии, но раз в 15 больше. У него было ядовито-зеленое брюхо со множеством шевелящихся ложноножек, а на голове, на тоненьких стебельках моргали два больших, умных и немного грустных глаза. Это был – П Р И Ш Е Л Е Ц.

Если честно, я написал глупость. Так выглядело бы начало рассказа, вздумай я его сочинить для какого-нибудь научно-фантастического журнала. Но я-то хочу рассказать про то, что случилось в реальности, а в реальности ничего этого не было. То есть, почти ничего. Не было гусеницы с глазами и ложноножками, за исключением той, что ползала по глоксинии. Правда, П Р И Ш Е Л Е Ц – был. Просто, он был совсем не такой, какими обычно бывают пришельцы в фантастических рассказах. Да и все вообще было не так. Как? Сейчас я вам расскажу. Я расскажу, как все было на самом деле.

П Р И Ш Е Л Е Ц появился незаметно, он как бы втек, просочился или скорее проступил в комнате, как проступает оборотная сторона страницы сквозь намокшую бумагу. Он не был ни гусеницей, ни зеленым человечком, ни чем-то таким еще. Он был абсолютно невидим, неосязаем и не слышим. И все-таки, он - был!

римерно через час после того, как я устроился в кресле перед заложенным кирпичами камином, потягивая среднего качества виски, во мне стало нарастать ощущение, что я в комнате не один. Через какое-то время, я определил, что этот некто находится почти прямо напротив меня, у каминной полки, а еще через пару минут я уже точно знал: это - П Р И Ш Е Л Е Ц.

В тот момент я не испытал ни изумления, ни страха, а только лишь легкое любопытство. Наконец-то! Мне повезло! Я – первый из людей вступаю в контакт с П Р И Ш Е Л Ь Ц Е М!

Время шло, контакт не начинался, и я рискнул прервать  повисшую тишину.

- Привет, - обратился я к камину, - я знаю, ты - П Р И Ш Е Л Е Ц!

- Да, - ответил голос у меня в голове, - я – пришелец.

Я удовлетворенно глотнул виски. Слава богу, контакт был налажен.

- Итак, - продолжил я, - расскажи мне, откуда ты прибыл.

- Гхм. От магистра философии я ждал другого. Впрочем, ты же так и не доучился…

Я несколько опешил от такой осведомленной фамильярности, но решил не конфликтовать. В конце концов, он был иностранец и мог не разбираться в наших манерах общения.

              - Мне всего полгода оставалось, - пояснил я, - я не виноват, что фирма прекратила финансирование моего обучения.

              - А кто ты по первому образованию?

- Физик, - ответил я с достоинством, - бакалавр.

- Совсем плохо, - сокрушенно сказал П Р И Ш Е Л Е Ц, - ты точно ничего не поймешь. Физики слишком увязли в материи, а философ ты плохой. Прощай.

- Стой, стой, стой, - я почувствовал, что он исчезает, - не уходи, я определенно все пойму. И я не плохой философ, между прочим, я шел на красный диплом.

- Вот это-то меня и огорчает. Это значит, что ты все выучил, но ничего не понял. У тебя хоть одна плохая оценка была?

- Была четверка. По Канту. Обидно, я ведь его хорошо знал, меня даже в группе прозвали «кантоведом». А на экзамене зациклился и не смог своими словами элементарную вещь объяснить – Коперниканский переворот в гносеологии.

- Гхм. Кант. Ну, хоть что-то. Ладно, попробуем через Канта, только предупреждаю: будешь тупить – уйду!

Я страшно боялся, что он снова исчезнет, а потому покорно кивнул.

- Можно говорить? – робко спросил я

- Говори.

Итак, откуда ты прибы…

- Тупишь? – грозно сказал П Р И Ш Е Л Е Ц, - ухожу.

- Нет, нет, нет! Но… а почему нельзя спросить откуда?

- А может мне вообще неоткуда приходить? И уходить некуда? Не хочешь сначала выяснить, с кем разговариваешь?

- Хочу. Кто ты?

- Нет, это ты мне скажи, кто я. Только не тупи.

- Хорошо-хорошо. Ты… А как? Как я скажу?

- Рассуждай.

- Рассуждаю. Я тебя не вижу. Я тебя не слышу, ну, в смысле звука. Я тебя не ощущаю. Значит, либо тебя нет, либо ты – плод вообра… ой, извини, мы ж по Канту.  О, ты – трансцендентен!

- Слово правильное, хотя я сомневаюсь, что ты вполне понял, что сказал.

- Ну как, это значит, что тебя нельзя ни увидеть, ни пощупать.

- Ага, - съехидничал П Р И Ш Е Л Е Ц, - ни понюхать. В мире полно вещей, которые нельзя ни увидеть, ни пощупать. Электрон, инфузория-туфелька, гравитационная волна. В чем разница между мной и гравитационной волной?

- А-а-а, - протянул я, - теперь понял. Гравитационную волну теоретически можно уловить гравитационным телескопом. А тебя никаким существующим прибором уловить нельзя.

- И несуществующим тоже. Даже теоретически невозможен прибор, с помощью которого меня можно бы было, как ты выражаешься, «уловить». Я – за пределами вашего возможного опыта. Вот, что значит «трансцендентен». А теперь, быстро отвечай, кто я такой?

- Сейчас. Итак, ты трансцендентный… трансцендентный…

- Все, - я сдался, - хоть убей, я не могу понять, кто ты такой.

        - И у нас есть правильный ответ! - воскликнул П Р И Ш Е Л Е Ц голосом популярного телеведущего, - я всего-навсего тот, кто находится за пределами твоего возможного опыта, а заодно и за пределами твоих познавательных способностей. Теперь тебе все ясно?

              - Да, - сказал я неуверенно, - только… не совсем. Если, ты непознаваем, да еще за границами опыта, то как я могу с тобой говорить? Выходит, я тебя все-таки познаЮ? Но тогда каким образом, каким инструментом?

             - У тебя есть только один инструмент, и если ты сейчас же сам не скажешь мне, какой, мы распрощаемся.

- Мой Ноос? Ну, в смысле, мой мозг?

            - В русском языке есть хорошее слово «мозжечок». Вообще-то, это про другое, но к данной ситуации подходит.

Стало понятно, что П Р И Ш Е Л Е Ц сознательно хамил, причем с самого начала. Я уж собрался было плеснуть остатками виски в сторону камина, но он вдруг продолжил более мягким тоном.

              - Пойми, если я для тебя непознаваем, это еще не значит, что я не могу с тобой поговорить. Если захочу. Просто, ты познаешь при этом не меня, а наш разговор.

- Так ты – ноумен?

              - Нет, ноумен – это наш с тобой разговор, а я – тот, кто создает ноумены.

              - Из какого ты измерения?

              - Опять двадцать пять. Кант, - прогнусил он, - Ка-ант. Что такое измерение? Пространство – что такое?

              - Пространство, - выпалил я, - это априорная форма чувственности.

              - Глупости, перестань цитировать то, что не понимаешь. Пространство – это, - он пощелкал невидимыми пальцами, - ну это как избушка. О, - он оживился, - прекрасное сравнение! Вообрази себе маленькую, грязную, темную избушку в бесконечном лесу. На стене избушки сидит таракан, а в форточку залетает ветер. Таракан спрашивает у ветра, из какой части избушки тот прилетел, из горницы там, или из сеней. Ветер пытается объяснить, что он вообще не отсюда, и таракан понимающе говорит: «а, понял, ты из другой избушки!». При этом таракан чувствует себя страшно продвинутым, потому что смог помыслить другую избушку, а ветер совершено теряется, так как не представляет, как объяснить реальное положение дел.

Так вот, таракан – это ты, ветер – это я, а избушка – то, что вы называете «пространством» или «измерением». Усек? Не будешь больше спрашивать, из какого я измерения?

- Усек, - обиделся я, - спасибо. Особенно за метафору с тараканом

              - Ну, не обижайся, сам же меня зеленой гусеницей обзывал.

              - Гусеницей? – изумился я, - когда? Я не обзывал! Я только подумал….

              - И какая разница?

Внезапно он произнес тарабарщину: «То гар ауто, ноэйн эстин тэ кай эйнай».

              - Ась?

              - Двась. Парменида не помним? Быть помысленным и быть – не одно и то же?

- Слушай, - мне срочно нужна была пауза, - я схожу, виски налью?

              - Валяй, - разрешил П Р И Ш Е Л Е Ц.

Крепкий солодовый самогон вернул мне присутствие духа и, приободренный, я возвратился в комнату, прихватив с собой бутылку.

              - Так, - сказал я, расхрабрившись, - говори прямо, ты – Бог?

              - Если я – Бог, то ты – исламский фундаменталист. Ты - исламский фундаменталист?

              - Нет, совсем нет…

              - Тогда, зачем спрашиваешь?

              - А что, ты для фундаменталистов специально принимаешь вид Бога?

              - Нет, это фундаменталисты не способны увидеть ничего, кроме собственного феномена, который у них имеет вид Бога. И который, кстати, на настоящего Бога похож так же, как я  на зеленую гусеницу.

              - Ты знаешь настоящего Бога? – я вытаращил глаза, - он существует?

П Р И Ш Е Л Е Ц молчал.

              - Говори, я от тебя не отстану! Есть Бог или нет?!

              - Э… видите ли Петя, - вкрадчиво начал П Р И Ш Е Л Е Ц тоном еврейского интеллигента и вдруг неожиданно хватил меня по голове моей же бутылкой из-под виски.

              Когда я очнулся, за окном брезжил рассвет. Голова страшно болела, а на полу валялась пустая бутылка. На окне стояла съеденная подчистую глоксиния, а на краю цветочного горшка лежала раздувшаяся дохлая гусеница ядовито-зеленой окраски.

Так отомстил мне П Р И Ш Е Л Е Ц.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
suzy
Dec. 25th, 2012 01:00 pm (UTC)
так это 3 человека видят всего :(
arkturxxx
Jan. 3rd, 2013 09:18 am (UTC)
Все, открыл.

Edited at 2013-01-03 09:33 am (UTC)
arkturxxx
Jan. 3rd, 2013 09:58 am (UTC)
держал по соображениям копирайта)))
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

arkturxxx
arkturxxx

Latest Month

October 2012
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow